Energia

Вход

Знакомство на сайте: Сергей Алексеев

Сегодня мы представляем:

Cергея Дмитриевича Алексеева , 16.02.1947 года рождения, нарвитянина, одного из первых учеников А.Ф.Козловского, образование  высшее, по специальности инженер-механика, сегодня пенсионера, активно занимающегося спортом, любителя истории. Женат, имеет двоих взрослых дочек, внучку.

Спортивный результат:
- чемпион городского совета «Калев» 1964, 78 кг.
- чемпион города 1965 г.
- финалист республиканского совета «Динамо» , Таллинн,1965 г. в тяжелом вес
- финалист чемпионата ЦС «Динамо» среди юношей, г.Львов, 1965 г.
- чемпион Прибалтийского округа в полутяжелом весе среди молодежи, 1967 г.
- чемпион Прибалтийского округа в полутяжелом весе среди взрослых, 1967 г
- финалист первенства Центральной Группы Войск в Чехословакии в 1968 г.

Беседу ведет Геннадий Толмачев.

Сергей Дмитриевич, мы знали друг о друге еще до начала совместных тренировок у Анатолия Федоровича. В начале 60-х годов тренировались под одной крышей старого кренгольмского зала, ты в качестве футболиста, а я гимнаста.

Позднее, когда состоялось наше знакомство уже как боксеров, я был очень удивлен твоим новым качеством спортсмена. Буквально два дня назад, как обычно, я видел тебя в амплуа футболиста в составе профессиональной по тем временам футбольной команды «Кренгольм», а тут боксер, да еще готовится к Спартакиаде Эстонии по боксу среди взрослых.

В той первой по существу беседе у меня сразу сложилось чувство, будто мы знакомы тысячу лет и между нами нет никаких возрастных границ, имеющих в те времена свои особенности с пренебрежением относиться к более юному поколению. Ты не был похож на местных парней, которые, обычно, «задирали нос» в присутствии молодого пацана.
Расскажи, откуда ты родом?

Да, действительно, в тот период в городах были определенные свойства такого рода в отношениях, как возрастные, групповые и другие особенности, чаще всего требовавшие в основном среди молодых доказательства превосходства с позиции кулака. Чуть позднее расскажу о своем столкновении с такой ситуацией.
 
Мне в этом смысле "не повезло" в кавычках, так как я родился в Псковской области в деревне Палкино и практически до 15 лет прожил в святых местах, вблизи знаменитого Печорского монастыря в доме, расположенном в 500 метрах от него.
Может, в этом и было отличие.

Тогда же меня и крестили в местной церкви. Родители рассказывали, что сразу после крещения меня повезли домой на санях, запряженных лошадью, и завернутого в одеяло домой. Дорога пролегала через озеро и на одной из кочек я выпал из саней. Метров через 200 родители обнаружили мое отсутствие  и вернулись за мной. Все закончилось благополучно, все-таки меня везли после крещения, по-другому и быть не могло.

Уже на первом году жизни родители переехали к своим родителям, моим дедушке и бабушке, дом которых был рядом с монастырем, и все мое отрочество прошло в святых местах. Мы с мальчишками облазили все пещеры, где лежат нетленные мощи, знали все ходы и выходы.
Помню каждую весну все, от мала до велика, ходили в Успенский собор монастыря причащаться. Для нас пасхальные праздники были светлыми и радостными днями, в которые было непреложным законом с радостью ходить в церковь для причащения. Это даже не обсуждалось. У моей бабушки Прасковьи Евдокимовны, 1887 года рождения, понятия такого не было, чтобы не пойти в церковь.

У нас в Нарве, к сожалению, такого массового причащения молодежи не было, хотя красили яйца, ходили к церкви смотреть крестный ход. Сейчас, правда, ситуация меняется. Когда ты подружился со спортом?

Там же и не только подружился, но и увлекся на всю жизнь.
В Печорах было 3 школы, одна эстонская и две русские. Наш учитель физкультуры, точно не вспомню, как зовут, по фамилии Юзвиг, увлек нас занятиями различных игровых видов спорта. Вот оттуда все и началось. Все пацаны с удовольствием занимались спортом. Нас заметил местный подвижник физкультурного движения Борис Полянский, который привлек к гонкам на лыжах. Он, кстати, до сих пор в спорте, правда, в ветеранском, играет в футбол в г.Сланцы, несмотря на свои 73 года, нет, уже 74. 

Мы участвовали в республиканских и всесоюзных соревнованиях на лыжах, а также помогали Полянскому накатывать лыжную трассу для проведения взрослых всесоюзных лыжных гонок, за что получали талоны на питание. Это зимой.

Летом от зари до зари мы гоняли мяч. Футбол был каждый день и здесь появился тренер по футболу Георгий Скаборг, который организовал нас в футбольную команду и мы принимали участие в чемпионате Псковской области. Играли, кстати, на стадионе, построенном немцами в 1938-1939 г. Наша команда выигрывала первенство области в своей возрастной группе.

С.Алексеев стоит третий слева

Могу совершенно точно сказать, что именно в эти годы был заложен фундамент моего отношения к спорту и к жизни. До сих пор не курю и занимаюсь спортом.

Теперь мне понятно, почему ты отличался от других нарвских ребят. Как ты появился в Нарве?

Надо было учиться дальше, в Нарве жила моя тетка и особенного выбора у меня не было. Правда, в начале я решил поступить в строительное училище в г. Йыхви, где было общежитие. Но вот там-то и произошел тот случай, который мы ранее обозначили как возрастные особенности в городе. В училище произошел конфликт с одним учеником, похоже, лидером группы, который меня вызвал разобраться один на один на улицу. Мы вышли и я, не раздумывая, стукнул его в лицо, он упал и мы разошлись. Только меня после его жалобы отчислили, и я поехал уже к тетке в Нарву. Это был 1962 год

Почему ты его стукнул первым?

Во-первых, он же меня вызвал для этого и, очевидно, рассчитывал меня еще и морально поддавить, он же самый сильный в группе. Я просто не стал ждать разговоров, потому что сразу понял драки не миновать. Это произошло само по себе, я не думал об этом, так получилось.

Как дальше сложилась твоя жизнь?

Тетка посоветовала пойти устраиваться работать на Прибалтийскую ГРЭС. Мне повезло, я попал в бригаду Героя соц.труда Бориса Мартьянова. В бригаде работал Владимир Смирнов, который тренировался в секции Анатолия Федоровича. Он и пригласил меня на тренировки, которые проходили в школе №1, тогда называемую интернатом, в подвальном помещении. Зал был оборудован руками Анатолия Федоровича. Вдоль стен висели мешки и груши. В зале было много мальчишек. Анатолий Федорович сразу не брал к себе, всегда расспрашивал, куришь ли, как учишься и т.д. Меня после своих вопросов принял.
Да, забыл сказать, что я к этому времени уже ходил в секцию футбола на Кренгольм к Валентину Шидловскому и в баскетбольную секцию Валерия Карасева. Параллельно учился в вечерней школе, чтобы получить среднее образование и поступить в ВУЗ. Уже тогда мечтал об учебе в Таллиннском политехническом институте.
 
Как тебе удавалось тренироваться сразу в трех разных видах спорта?
  

Сейчас скажу мой график тренировок, позволявший мне четко соблюдать дисциплину и порядок своей тренировочной деятельности:

Понедельник – 17.30  - бокс
                       21.00 - баскетбол
Вторник -        18.00 – футбол
Среда -           17.30 – бокс
                      21.00 – баскетбол
Четверг -        18.00 – футбол
Пятница -       17.30 – бокс
                      21.00 – баскетбол
Суббота и воскресенье - тренировочные или соревновательные игры в футбол.

Расскажи, как ты выдерживал нагрузки и как ты проходил спортивного врача? Хотя для меня, как и многих других ребят того времени, в этом нет ничего удивительного, поскольку мы все проходили подобную школу жизни.
Сегодня спортивный врач по любому подозрению направляет на проверки к узким специалистам. Так, в нашей секции, да и других видах, многие мальчики проходят проверки как космонавты. Для проверки сердца проходят эхолоты, хостеры, ЛОРа, хирурга, терапевта.
   

На проверке у спортивного врача мой пульс показал 42 удара в минуту, что вызвало у нее удивление и вопросы к моей подготовке. Врач связывалась с тренерами, выясняла мой тренировочный процесс, но потом все как-то утряслось.

Как складывалась твоя боксерская жизнь?

Секция Анатолия Федоровича вскоре из подвала перешла в новый спортивный зал ГОРОНО, где, кстати, боксерских снарядов не было, чисто игровой зал и один мешок в углу.
Зато все первые ученики с удовольствием тренировались в новом и светлом зале.
Это Петр Будакпенко, Алексей Кретов, Александр Трифонов, Юрий Фомичев, Юрий Крайник, Владимир Смирнов,  Александр Вишняков, Василий Панов, Дмитрий Вакс, Геннадий Моисеев, и другие.
Вообще тренировки Анатолия Федоровича были очень интересные. Он придумывал всякие методы воздействия на укрепление устойчивости внимании и смелости. Например, пробегание сквозь табуретки, удары ладошкой около лица, чтобы не моргать глазами.

Как началась соревновательная жизнь?

Как-то легко и без проблем. На первенствах города и общества «Калев» первые победы. Затем поражение в финале республиканского первенства «Динамо».

 

Зато меня вместе с Будакпенко и Фомичевым сразу пригласили на динамовские сборы в Таллинн. Здесь пришлось не легко, так как подготовку проводил заслуженный тренер ЭССР Карл Карлович Леман, а спарринг-партнером были известные боксеры Анис Муртазин, Владимир Жаворонков и Юрий Кулев. Целый месяц стоял в парах, в основном вольные бои с Анисом Муртазиным. Этот боец спуску не давал никому, если встал с ним в пары, то терпи до последнего.

Пользу получил большую и не только я один. На юношеском всесоюзном чемпионате ЦС «Динамо» в г.Львове занял второе место, а Жаворонков стал чемпионом. Правда, мне пришлось выступать в тяжелой весовой категории, потому что произошла путаница с весом у кого-то из таллиннских боксеров, и Володя Жаворонков из 75 кг перешел в полутяж, а я в тяж. Карл Карлович сказал надо, значит, так тому и быть.

Тогда же столкнулись с несправедливыми судейскими решениями. После боя Жаворонкова победу присудили его сопернику, хотя мы все были уверены в его победе. Благодаря вмешательству Лемана, написавшему протест на этот бой, судейское решение отменили, a Жаворонков продолжил поединки и  стал чемпионом.

Тоже происходило со мной по ходу финального боя, когда мне удавалось загонять своего соперника из России в угол и оставалось только пойти на «добивание», рефери в ринге останавливал бой и выводил нас на середину ринга. Жаль, но пересмотра решения моего поединка не было.

Когда возвращались домой, Карл Карлович предложил мне переехать в Таллинн для продолжения занятий боксом под его руководством. Обещал устроить на работу, сделать жилье и помочь с учебой в ВУЗе. Тогда для меня это показалось «покруче» второго места, поскольку Леман больше никому из нас не сделал такого предложения. 

Карл Карлович в те годы был известный в стране специалист, а Анатолий Федорович только два года жил и тренировал в Эстонии после окончания физкультурного ВУЗа в Минске. Наверное, это было заманчивое предложение для молодого спортсмена? 

Вообще, честно говоря, я к тому времени прекрасно жил за счет спорта, а точнее футбола и хоккея. Представь, я работал уже на Отделочной фабрике и играл за футбольную и хоккейную команды. Практически на работе не бывал, но получал огромную по тем временам заработную плату в размере 350 рублей как грузчик транспортного цеха. А после г.Львова меня сразу пригласили на футбольный сбор в Нарва-Йыесуу, который проходил все лето с выездами на игры. В боксе мне ничего не оплачивалось, но бокс был зовом души и потребностью самореализации.

С другой стороны ждать помощи мне было не от кого, я жил один. Честно говоря, особого выбора у меня не было. Быть полностью обеспеченным в футболе или ожидать возможностей от бокса, которые, могли быть в Таллинне, а могли и не быть, мне показалось, рискованно, что я себе позволить не мог. Да, здесь сработал практицизм и выгода. Кто знает, может быть, я ошибся?

Хорошо, как тогда складывались души прекрасные порывы – в боксе и отношение к прагматичному, но кормящему футболу?

Конечно, позывы души ушли в сторону, так как началось лето, пошел футбол, спортивная жизнь в пионерском лагере имени Олега Кошевого, принадлежавшего тогда знаменитому на весь Союз текстильному комбинату «Кренгольмская мануфактура»,  и мне уже было не до бокса.
Правда, позднее Анатолий Федорович пригласил меня на юношеский чемпионат Эстонии в г.Тарту, на который я поехал совершенно не готовым боксером, зато готовым футболистом, что позволило мне находиться в хорошей спортивной форме и занять второе место.

Поражение в финале «подзадорило» меня, я решил вернуться  в бокс, чтобы серьезно подготовиться и чемпионату Эстонии 1966 года среди молодежи и стать чемпионом.
На тренировках со мной стал вставать в пары сам Анатолий Федорович, который решил подготовить меня по полной программе. Да, самым тяжелым было решиться бить  в своего тренера. Вначале я осторожно наносил удары по Анатолию Федоровичу, но после хорошей от него встряски и жесткого буквально приказания бить по нему в полную силу дело пошло, как того требовал тренер.
Это был настоящий тренинг, поскольку тренер делал раунды по пять минут и таскал меня в качестве партнера, затем на лапах и тому подобное. Такой подготовки у меня не было никогда.

Результат превзошел все ожидания?

К сожалению, нет. Перед самим чемпионатом я получил повестку в армию и поехал на призывной пункт. Это был уже ноябрь 1966 года. Однако подготовка тренера в дальнейшем очень сильно помогла мне.

Вместе с товарищем по футбольной команде Володей Бережновым мы отправились в Таллинн, где нам предложили служить в местных войсках и играть в футбол. Однако наши планы были попасть в Рижское СКА вышли не сразу.
Мы попали в г. Калининград, откуда меня направили в поселок Черняховское как новобранца для прохождения карантина.

1 декабря в части появился ответственный за физическую подготовку офицер Ротман, который привел меня в спортивный зал, где к тому времени собралось около 100 новобранцев. Отбор лучших боксеров проходил очень просто через спарринги. Никто ничего не спрашивал – «хочешь, не хочешь» – одеваешь перчатки, и выходишь в ринг. Таким образом, осталось 6 боксеров, отобранных для участия, как оказалось, в чемпионате Прибалтийского округа, который начался почти сразу 10 декабря.

Как раз здесь и проявилась подготовка Анатолия Федоровича к чемпионату Эстонии. Если бы не работа с ним в парах, не знаю, чтобы я делал в первом своем молодежном чемпионате Прибалтийского округа. Выиграл три боя в полутяжелом весе и в финале должен был встречаться с Базевичем.

На финальный бой форму мне давал известный в СССР боксер Алоиз Туминьш, чемпион Европы, работавший в ту пору тренером в Рижском СКА. Как бы, между прочим, он сказал: «смотри, парень, по очкам ты у него не выиграешь, думай головой».  
Ну, я понял это как намек на необходимость выигрывать досрочно. Уже в первом раунде я понял, что мой соперник звезд с неба не хватает и взвинтил темп, в котором мне удалось провести сильный встречный кроссовый удар справа, и соперник попал в нокаут.

Офицер Ротман сразу после боя сказал, что ни в какое Рижское СКА я не поеду, а буду выступать за него. Тем не  менее, после двух телефонограмм, по инициативе Туминьша, меня отправили в Ригу. А в столице Латвии в том же году состоялся чемпионат Прибалтийского округа уже среди взрослых, который мне удалось выиграть, сделать своего рода дуплет, что стало возможным, благодаря работе в парах с Анатолием Федоровчем. 

Попасть к Алоизу Туминьшу – это очень важный момент в карьере боксера, о котором мог бы мечтать каждый боксер. Из нашей секции после твоей службы в СКА г.Риги служили Вячеслав Гуськов, Вячеслав Пасько, Владимир Найденов, Юрий Зайцев, Юрий Загоскин. Это была хорошая школа бокса.

Кстати, Славу Гуськова именно я привел  в секцию, когда ему было 12 лет. Уже тогда в нем чувствовался талант боксера. Да и других тобой названных боксеров всех отлично помню и знаю об их службе у Алоиза Туминьша.
Но, а я попал тоже прямо к нашим эстонским боксерам Диме Кыйву, Арсению Саянкину, Кусьме и Каунисмяэ (имен не помню), проходившим  в это время срочную службу в Рижском СКА. Все из Ида-Вирумаа. Правда, земляков из родного города не было.
Ближе к лету нас по просьбе федерации бокса Эстонии вызвали в Таллинн для подготовки к матчевой встрече с командой Финляндии. Оттуда я поехал в Нарву ждать вызова в Финляндию.

Вячеслав Гуськов

Анатолий Федорович уехал в отпуск в родную Белоруссию, тогда я пошел тренироваться к тренеру Москалеву, чтобы поддержать спортивную форму.
В течение трех дней у Москалева проходили одни спарринги, в которых мне было не интересно, так как хороших соперников не оказалось, а бить боксеров слабее себя удовольствия не вызывало. Особенно после тренировок в СКА с классными боксерами. Я перестал ходить к нему на тренировки, а примерно через пару недель меня вызвали в часть и  в приказном порядке направили в лагерь специальной подготовки в Польшу.
Оттуда накануне политических событий в Чехословакии отправили в Чехию. Там приставили в качестве личной охраны к одному офицеру, которого охранял полгода.

В 1968 году принял участие в чемпионате центральной группы войск в Чехословакии. Это был уже серьезный турнир, в котором принимали участие хорошо подготовленные боксеры из Московского, Ленинградского и Закавказского округов.
Тем не менее, благодаря постоянному тренировочному процессу по физической подготовке в своей части, я находился в хорошей форме и готов был к соревнованиям достаточно хорошо. Поэтому первые три поединка выиграл, но в финале встречался с мастером спорта из Кишинева, которому проиграл по очкам.

Получается, что из всего объема памяти за период службы лучшие воспоминания о боксе?

Наверное, это так. С какой-то дедовщиной или издевательством я не сталкивался. Во-первых, весовая категория вызывала уважение, во-вторых, бокс всегда являлся визитной карточкой при встрече с нештатными ситуациями и не только в армии. Потом, я человек не конфликтный, но могу быть резким в случае несправедливой ситуации, а это любой понимает. Так все складывалось спокойно, поэтому, наверное, меня самого тянет рассказывать о боксе, может быть, кому-то пригодится и принесет пользу. Во всяком случае, мне бокс помогал на протяжении всей моей жизни.
Когда вспоминаешь некоторые моменты на жизненном пути, обязательно мысленно обращаешься к Анатолию Федоровичу со словами благодарности за любовь к боксу и науку жизни.

Ничего не бывает просто так, во всем есть свое рациональное зерно, которое, попадая на благодатную почву, приносит свои плоды. Тем более мы все ученики Анатолия Федоровича, который теперь может  видеть плоды своего труда. Как складывались отношения с боксом после службы в армии?

Сразу же после увольнения со службу в мае 1969 года пошел к Анатолию Федоровичу, который предложил выступить на Спартакиаде Эстонии по боксу в будущем году. Готовился вместе со всеми боксерами, в том числе и с тобой, если помнишь, с Кретовым, Трифоновым, Быковым и другими. Странно, вроде и подготовка была у всех хорошая, непосредственно перед Спартакиадой провели сборы в Нарва-Йыэсуу, но все, если мне не изменяет память, проиграли на разных этапах турнира. Точно помню, чемпионом никто не стал.

Вот тогда я закончил с боксом и переключился на футбол. Началась взрослая жизнь. В 1973 году в составе команды, в которой играл отец знаменитого Валерия Карпина – Георгий, стал чемпионом страны. 

Кстати, как и планировал, в 1971 году поступил заочно в филиал Таллиннского Политехнического  Института в Нарве и начал «долбить» высшую математику и другие предметы института. Через три года перевелся в в Ленинградский политехнический институт, который закончил по специальности инженера-механика.
Во время учебы работал таксистом в АТП, за команду которого продолжал играть в футбол.

Однако спокойной жизни не было. Так, в 1976 году попал в аварию в г.Ивангороде с трагическим исходом, приведшим к смерти двух людей. Вначале был признан невиновным, но через полгода по жалобам родственников было возбуждено новое уголовное дело, по результатам которого мне дали наказание в виде нескольких лет отработки на стройках народного хозяйства.

Как мне объяснили знающие юристы, кому-то потребовался показательный процесс, поэтому избежать наказания не удастся. В ходе разбирательства мною были предоставлены математические расчеты о моей невиновности, чему, безусловно, помогли мои знания высшей математики, то есть расчеты скорости движения, момента тормозного пути, коэффициент формулы остановочного пути автомобиля, освещенности места аварии, отсутствия перехода и другие факторы. Но доказать полного отсутствия вины не удалось. Тем не менее, спустя 9 месяцев по моему заявлению был пересмотр судебного дела, в ходе которого тот приговор был отменен.

Как тебе удалось выдержать такую сильную психологическую нагрузку?

В то время, несмотря на возникшие тяжелые проблемы, судебные разбирательства, учеба в институте, работа, я продолжал тренироваться, участвовать в соревнованиях по футболу.
Уже тогда я с полной ясностью осознавал, что все волевые качества и характер воспитал во мне бокс. Чувство преодоления опасности, крайнего экстрима, связанного с переживаниями трагической аварии, необходимости продолжать жить без расслабления и выкладываться в каждом поступке воспитал во мне бокс и только ему я обязан своему становлению.

Говорю это с полной искренностью и ответственностью, потому что было время подумать и с чем сравнить. Поэтому цену бокса знаю точно и наверняка.

Да, в жизни каждого человека наступает момент истины, определяющий нравственные и моральные установки личности. Легко можно было опустить руки и покатиться вниз по наклонной плоскости. Тысячи примеров.
Что дальше было в твоей жизни?

Работа. Директор АТП Михаил Иванович Обухов пригласил меня уже как специалиста с высшим образованием  возглавить колонну № 2, в которой тогда работали 211 человек сложного, но интересного направления таксопарка – легкого такси.

Оттуда попал на Чернобыльскую атомную станцию в самый разгар приведения ее в порядок. Находился вблизи станции ровно месяц, один раз был непосредственно на территории. Причем, не имея никакого отношения по специальности к атомной промышленности, работал со специальной мобильной станцией, оснащенной радиационными средствами. Хотя туда призывали многих здоровых людей, не спрашивая об их принадлежности. Из Нарвского военкомата меня отправили на ликвидацию последствий аварии атомной станции как специалиста изометриста по радиации, хотя, как я уже говорил, к этой специальности не имел никакого отношения. 

Это выяснилось уже в Чернобыле, в ходе проверки одним генералом автомобильной радиационной изометрической станции, на которую меня определили в качестве командира. Благодаря полученным знаниям в ВУЗе, мне удалось вникнуть в суть мобильной радиационной  станции и использовать радиационные изометрические средства по назначению. В ходе опроса генералом моих действий я сообщил ему, что являюсь по специальности инженером-механиком и попал в Чернобыль по ошибке военкомата. После проверки моих данных в течение двух суток меня отправили домой.
Знаю, что в Нарвском военкомате кто-то был наказан за допущенную ошибку.

Да, в своей жизни тебе пришлось перенести всяких разных испытаний и проверок на прочность. Что делаешь на пенсии?

Спасибо Чернобылю, ушел на пенсию досрочно как чернобылец в 2005 году.
Честно говоря, принял решение заниматься собой. Всех денег не заработаешь, а мне достаточно. Как сказал, по-моему, Аристотель: «Счастлив тот, кто доволен самим собой». Но не в том понятии, что я доволен сам собой, какой, мол, я хороший. Нет, конечно.
Для меня быть довольным собой – это постоянно развиваться, читать, двигаться, заниматься спортом, общаться с людьми и т.д. Или мне нравится такое выражение философа: «Будешь равняться на людское мнение – никогда не будешь богат, а будешь жить в гармонии с природой – никогда не будешь беден».

Я серьезно увлекся историей, в части, касающейся петровских времен, а еще точнее историей возникновения рода Романовых и исторических фигур с петровского по настоящее время.
 
Например, разве не интересно узнать, что Романовы – обособившаяся ветвь старинного боярского рода Кошкиных. Еще при великом князе Иване Калите выехал в Москву из «Прусския земли», как гласит родословная, знатный человек Андрей Иванович Кобыла. Он стал видным боярином. От его пятого сына, Федора Кошки, и пошел «Кошкин род». В XVI веке видный при дворе боярин Роман Юрьевич Захарьин, шедший от Кошкина внука, и стал родоначальником новой ветви этой фамилии – Романовых.
Кстати, о Рюриковичах. Но вообще-то не та тема для беседы, извини, увлекся.

Мне доставляет радость заполнять пробелы своих знаний в истории и культуры.
Моя жизнь пенсионера имеет свой недельный график, как и в те времена, когда занимался боксом (смотрите выше), но значительно меньше по объему:

Понедельник – качалка, занимаюсь достаточно много времени общими физическими упражнениями.
Вторник – отдыхаю
Среда – лыжи, хожу на лыжах от ул.Раху до Ригикюла и обратно.
Четверг – баня
Пятница – качалка, бассейн. Эта работа в бассейне «Энергетика».
Суббота и - выходные дни.
Воскресенье - качалка, бассейн.
Мне вполне хватает физической нагрузки, а в свободное от нее время занимаюсь самосовершенствованием.

Сегодня большая радость встречать трезво живущих и здравомыслящих людей, которые не ставят во главу углу ценности материального свойства. Ты, по-моему, очень редко видишься с Анатолием Федоровичем и давно не испытываешь на себе ауру и тепло нашего уважаемого учителя, но такое чувство, что ты с ним не расставался. 

А я с ним и не расставался. Знаешь, есть хорошая, может и обидная поговорка: «Умного человека учат один раз, а дурака всю жизнь». Так вот, «школе жизни» Анатолия Федоровича не научишься, если не впитаешь ее сразу и на всю жизнь.
Я всегда считал и считаю, что в Нарве, во всяком случае, в мое время, лучше тренера не было, я уж не говорю о его человеческих качествах.
Этим все сказано.
Дай Бог ему еще долгую жизнь и здоровья на все лета.

Комментарий: Сергей Дмитриевич, спасибо за беседу и воспоминания. Очень рад встретить родственную душу, как оказалось много лет спустя!  

Желаем крепкого здоровья накануне Дня Рождения, радостных дней и семейного благополучия, любви окружающих и счастья на всю жизнь! Очень важно, чтобы и через еще 20 лет ты был бы таким же, как сегодня, подтянутым, физически крепким, без грамма лишнего веса, в отличной спортивной форме. Гармония души и тела!

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

http://www.zoofirma.ru/